ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Понедельник, 27 мая 2024
Минск Сплошная облачность +21°C
Все новости
Все новости
Общество
09 мая 2024, 19:03

На волоске от смерти: как старший сержант Блохин в 1944-м открыл путь для целой армии?

В 1944 году, находясь на волоске от смерти, старший сержант саперной группы Федор Блохин открыл путь для наступления целой армии. Впрочем, об этом стоит рассказать подробнее.

Широка Западная Двина в Витебске, высок и крут ее левый берег, где под стенами Успенского собора в нее впадает прихотливая Витьба. Здесь, у слияния большой и малой рек, тысячу лет назад наши предки поставили деревянную крепость. Напрасно верили они в ее неприступность. Ни одна война - от Ливонской до Великой Отечественной - не прошла мимо Витебска. Город горел, рушился, но всякий раз восставал из руин.

Витебляне по праву гордятся мостом имени Блохина, до 1973 года он назывался Новым. Впечатляющее сооружение соединяет берега Западной Двины в центральной части города, имеет протяженность 225 метров. Девяносто лет назад, когда о строительстве писали все газеты БССР, он казался восьмым чудом света.

Еще бы! Первый в белорусских городах железобетонный мост, способный выдержать интенсивное движение грузовиков и трамваев. Завершение его строительства, приуроченное к 17-й годовщине Великого Октября, вылилось в большой праздник. На берегу играл духовой оркестр, тысячи горожан - море кепок и пуховых платков - напряженно ждали, когда городское начальство перережет ленточку и откроется путь в правобережную Пролетарскую Слободу.

- Если честно, от довоенного моста мало что осталось, - признается витебский фотокор БЕЛТА Александр Хитров.

Он довез меня до реки и отправился дальше по своим делам, а я, наслаждаясь робким мартовским солнышком, совершила прогулку в далекое прошлое…

Март 2024 года. Мост имени Блохина

Да, слышала о трех реконструкциях, первая из которых в 1956 году едва не уничтожила мост. Движение по нему тогда пришлось резко ограничить, снизить скорость транспорта, чтобы не случилось беды. В 1968 году мост попробовали укрепить, но лишь после генеральной реконструкции 1988-1992 годов, проведенной силами мостоотряда № 425, он обрел свою нынешнюю несущую способность.

Тогда саперам пришлось подрывать опоры - те самые, которые спас сержант Блохин, когда под вражеским обстрелом за две минуты до взрыва перерезал бикфордов шнур. Если бы он этого не сделал, судьба Витебско-Оршанской операции оказалась бы под вопросом. Возможно, это каким-то образом отразилось бы и на всей операции "Багратион".

"Приказ об отходе из Витебска мог отдать только сам Гитлер".

Многомесячная осада Витебска советскими войсками 26 июня 1944 года наконец-то завершилась освобождением города. В половине четвертого утра немцы его оставили. По крайней мере, восточную часть Витебска, над которой еще накануне взвилось красное знамя. На западной, правобережной, стороне все еще шли бои.

Но немцы уходили, убегали. В нарушение приказа Гитлера, который, как доносила разведка, зимой 1943/44 года неоднократно приезжал в Витебск с инспекцией и всякий раз требовал от подчиненных город не сдавать: это щит Прибалтики, опорная точка всего остфронта, его сдача равнозначна катастрофе! Генералы элитных дивизий, прошедшие Москву (а именно такие кадры фюрер сосредоточил в Витебске), слушали и качали головами. Да, Гитлер повелел вассалам сражаться до последнего патрона. Но насколько это реально? И готовы ли они умирать за этот холодный город, испещренный трамвайными рельсами, за эти дома из красного кирпича?

Восьмого марта 1944 года Гитлер объявил Витебск крепостью. Комендантом поставил командира 53-го армейского корпуса генерала пехоты Фридриха Гольвитцера. Приказал опоясать город тремя рядами траншей, проволокой, на каждой высотке в окрестных лесах соорудить ДОТ или ДЗОТ, окружив их минными полями. Фюрер требовал заминировать даже болота, но ни в коем случае город не сдавать. Гольвитцер попросту не имел на это полномочий. Приказ об отходе из Витебска мог отдать только сам Гитлер.

Витебск, конец июня 1944 года. Саперы разминируют территорию у Нового моста (ныне мост имени Блохина)

Откуда этот факт? Из журнала боевых действий войск 39-й армии, выложенного на сайте "Подвиг народа". Стандартный отчетный документ изобилует любопытнейшими разведданными. С 27 мая 1944 года, когда на место командарма Николая Эрастовича Берзарина пришел Герой Советского Союза генерал-лейтенант Иван Ильич Людников, этих сведений становится еще больше. Высокообразованный профессионал - после войны он возглавит кафедру в Академии генерального штаба - не просто излагает события, а строит планы, размышляет, анализирует промахи и неудачи.

С первого дня в условиях глубочайшей секретности Людников начинает подготовку к операции по освобождению Витебска. Берзарин за месяцы кровопролитных боев так и не сумел сдвинуть армию с места. У Людникова был удачный опыт: возглавляемый им 15-й стрелковый корпус первым форсировал Днепр в районе Чернобыля, за что комкор удостоился звания Героя. Его план освобождения Витебска, как продуманная до мелочей оркестровая партитура, в которой каждому инструменту предписана своя линия, и все они ведут к финальному победному аккорду.

"Главная задача штурмовых саперных подразделений - создание проходов для войск".

Федору Блохину в этой симфонии отводилась особая роль.

Саперы Великой Отечественной войны несли тяжелую - в прямом и переносном смысле - очень важную и опасную ношу. Бывало, за одну ночь гибла половина, а то и две трети подразделения.

"Самые сложные немецкие мины - которые устанавливались на неизвлекаемость, - рассказывал полковник Александр Наумович Будницкий. - На такие мины у сапера чутье должно быть как у собаки. Нашел мину, пощупал. А ведь бывает поставили весной, а земля замерзла, попробуй найти" (орфография и пунктуация здесь и далее сохранены. - Авт.).

Воспоминания Будницкого, опубликованные недавно в российском проекте "Я помню", особенно ценны. Его рота 13-го отдельного штурмового инженерно-саперного батальона 3-й штурмовой инженерно-саперной бригады входила в резерв Верховного Главнокомандования и при необходимости перебрасывалась с места на место. С началом Смоленской операции часть была передана 158-й стрелковой дивизии 39-й армии и подчинялась сперва полковнику Безуглому, затем полковнику Кондратенко.

1944 год. Освобожденный Витебск

Тогда же в 158-ю дивизию прибыл Блохин. Они делали одну и ту же работу, но Будницкий - профессионал, кадровый военный, специалист по понтонам, которых у армии в тот момент не было. Блохин работал исключительно по минам и объездам: обезвреживал вслепую, в полной темноте, и полз дальше, радуясь, что повезло. Действовали саперы только ночью. В обороне ставили минные заграждения - не десятки и сотни, а тысячи мин. В наступлении разминировали, стараясь разгадать хитрости врага, натыкаясь порой на незнакомые конструкции.

- Главная задача штурмовых саперных подразделений - создание проходов для войск, - поясняет старший научный сотрудник Витебского краеведческого музея Владимир Андрейченко. - Саперы шли впереди и проделывали бреши, а вслед за ними, не отступая ни на сантиметр от проложенного маршрута, двигались танки, артиллерия, пехота.

В первый год войны саперы вооружались автоматами и надевали на себя восьмикилограммовый бронированный панцирь. К лету 1943-го, когда Блохин пришел воевать, они брали с собой только шанцевый инструмент, трехлинейную винтовку и мины. Начальство не возражало, если на поле боя они подбирали легкое стрелковое оружие. Вероятно, так и оказался у Блохина пистолет ТТ, который не полагался ему по званию. Спасая мост, он очень эффективно отстреливался им от немцев, а много лет спустя передал в Витебский областной краеведческий музей.

Июль 1945 года. Старший сержант Федор Блохин

Своей первой медали "За отвагу" наш герой удостоился еще в сентябре 1943 года за то, что неподалеку от райцентра Духовщина Смоленской области в одиночку обезвредил минное поле. А главное - за 20 минут под ураганным обстрелом соорудил для артиллерии объезд взамен взорванного моста.

Сметливый, быстрый и ловкий, он идеально справлялся с этой работой, несмотря на то что ему уже исполнилось 40, а саперы в этом возрасте, по признанию Будницкого, только плотничали.

Хорошо проявил себя Блохин и в боях за Лиозно. Первой в местечко 9 октября ворвалась 158-я дивизия, за что удостоилась звания Лиозненской. Наш герой внес в эту победу немалый вклад, расчищая проходы в гигантских минных полях и прокладывая в болотах объезды для танков. Возможно, он даже помахал Марии Октябрьской, пронесшейся мимо на "Боевой подруге".

 Она купила танк и назвалаего "Боевая подруга". История легендарной Марии Октябрьской 

Но никаких наград он тогда не получил, лишь продвинулся в звании и должности. Вначале был рядовым, после Духовщины стал ефрейтором и командиром отделения, после Лиозно - старшим сержантом и командиром взвода. Вступил в партию, не побывав в комсомоле и не имея кандидатского стажа. Знак того, что начальство и боевые товарищи его ценили.

После Лиозно почти восемь месяцев дивизия вязла в кровопролитных позиционных боях. Выполняя приказы командиров, Блохин со своими ребятами то ставил минные поля, то делал в них проходы.

Наконец, настало время решительных действий. Подготовка к штурму Витебска развернулась с первых дней июня 1944 года. Быстро оценив обстановку, Людников пришел к выводу, что солдаты и офицеры плохо знают расположение огневых точек противника. По его приказу разведгруппы 158-й дивизии стали активно совершать вылазки в район Бабиничей и нынешнего микрорайона Руба. Каждую ночь ребята Блохина с ювелирной точностью и скрытностью готовили для них проходы.

1944 год, Витебск. Старший сержант Федор Блохин (в центре) с боевыми товарищами

Тем временем армия день и ночь занималась боевой подготовкой. Новый командарм постоянно подкидывал подчиненным сложные задачки, экзаменовал как школьников. Не знаете, не умеете, не понимаете - неуд! Но к саперам претензий не было. С особым вниманием наблюдали они за тем, как немцы лихорадочно, но основательно готовятся к обороне.

Напряжение росло. С нашей стороны началась артподготовка и поступил приказ командарма: "В ночь на 19.6.44 г. начать устройство проходов в заграждениях своих и противника, приняв строжайшие меры маскировки. Группы разграждения надежно обеспечивать огнем. Сделанные проходы в последующем держать под особым наблюдением огнем, не допуская их распознавания и использования противником. Проходы в проволоке делать в ночь под „Ч“, предварительно проделав все необходимые подготовительные работы".

К планам никто, кроме командарма, доступа не имел. Для успеха было крайне важно, чтобы наступление наших войск стало для гитлеровцев сюрпризом. Судя по свидетельствам пленных генералов, так и вышло, и заслуга саперов здесь не на последнем месте. Они секретно устроили 67 проходов в минных полях и 85 в проволочных заграждениях. Одновременно при устройстве наступательного плацдарма установили 133 тысячи (!) различных мин.

"Город застилал дым пожаров. На улицах шел бой".

Длина траншей, вырытых пехотинцами, составляла 124 километра, ходов сообщения - 44 километра. Инженерные сооружения строились с таким расчетом, чтобы можно было "заряжать" солдат на передовую с расстояния пять километров от линии фронта. Так что не на одном энтузиазме и не одними танками побеждали наши войска. Доскональное стратегическое планирование, точный инженерный расчет, пунктуальность и требовательность - веские слагаемые успеха.

Наградной лист на старшего сержанта Ф. Блохина подписал командующий войсками 3-го Белорусского фронта генерал армии И. Черняховский

 Наступило 23 июня 1944 года - первый день Витебско-Оршанской наступательной операции. Ночью прошел небольшой дождь, но это не помешало нашей артиллерии в 6:10 утра начать мощную двухчасовую огневую подготовку, а саперам и пехоте под ее прикрытием выдвинуться вперед. Словно по взмаху палочки невидимого дирижера подразделения одно за другим вступали в бой. По словам Людникова, соотношение сил было почти равным, а по некоторым элементам соотношения противник даже имел перевес. Но советские войска одну за другой преодолели четыре линии вражеских укреплений. Из них четвертая, опоясывавшая город, включала в себя целую систему бетонированных сооружений, казалась полностью неприступной. Но не в этот раз.

Во второй половине дня 24 июня немцы подожгли Витебск, и наступление, и без того опережавшее график на два дня, стало еще стремительнее. "Город застилал дым пожаров. На улицах шел бой. Гремела ожесточенная перестрелка, - пишет в своем журнале Людников. - В предрассветном тумане смутно маячил высокий мост".

Из донесений разведки он знал, что Новый мост - единственный оставшийся в Витебске. Оккупанты его берегли, даже отремонтировали деревянную эстакаду на левом берегу, пострадавшую в 1941-м. Теперь они приговорили его к уничтожению. Людников это чувствовал кожей. Смотрел и понимал: с минуты на минуту мост взорвут. Наплавного же у наших не было. Значит, опять вся надежда на пловцов, деревянные лодки и поплавки из плащ-палаток и соломы? А как перевезти артиллерию, танки? Река полноводная, широкая… Наступление наших войск наверняка бы затормозилось, а то и вовсе заглохло.

Пока командарм лихорадочно просчитывал, как упредить замыслы врага, старший сержант Федор Блохин, выполняя боевую задачу, с группой бойцов пробирался к реке. Дальше все развертывалось, как в голливудском кино. Уничтожив в ближнем бою семерых гитлеровцев, Федор Тимофеевич первым ворвался на мост и, рискуя жизнью, за две минуты до взрыва перерезал бикфордов шнур, чем обеспечил занятие Витебска нашими войсками, создав условия для дальнейшего успешного ведения наступательных действий наших частей. Об этом записано в представлении Блохина к званию Героя Советского Союза.

26 июня 1944 года. Советские солдаты салютуют в освобожденном Витебске

В изложении Людникова эта история выглядит иначе: "Раздалось несколько пулеметных и автоматных очередей. Саперы пригнулись и открыли ответный огонь. Из-за стены крайнего дома выскочила группа немцев. Завязалась перестрелка, в результате которой немцы были перебиты. Восточная часть моста была очищена от противника, но над западным концом моста вспыхнули высокие языки пламени, там еще были немцы. Не теряя времени, старший сержант БЛОХИН бросился вниз к воде. Туда вел бикфордов шнур. Часть бойцов устремилась по мосту к очагу пожара и, отстреливаясь, стала тушить его. БЛОХИН перерезал бикфордов шнур и с ефрейтором Кузиновым (на самом деле Кузенов Михаил Игнатьевич, награжденный за этот подвиг орденом Отечественной войны I степени. - Авт.) стал извлекать электродетонаторы. Под мостом оказалось до двух тонн взрывчатки. Взрыв моста был предупрежден. Наши части устремились по мосту через реку".

В составе родной 158-й стрелковой дивизии путь Федора Блохина лежал на Бешенковичи, Лепель, Докшицы, Поставы, литовский Укмерге… Его наградили орденом "Красная звезда", а в марте 1945-го - званием Героя Советского Союза и полагавшимся к нему орденом Ленина. Дважды был ранен, один раз легко, другой тяжело. Войну окончил в Штеттине, нынешний Щецин на северо-западе Польши. Дивизию перебросили на Дальневосточный фронт.

"Под мостом оказалось до двух тонн взрывчатки".

"Боевому товарищу Блохину Федору Тимоф. По решению XII Сессии Верховного Совета Союза ССР Вы демобилизуетесь из Действующей Армии и возвращаетесь на Родину", - гласит документ, подписанный Главнокомандующим Советскими оккупационными войсками в Германии Маршалом Советского Союза Г. Жуковым 7 июля 1945 года. Вместе с другими бумагами и вещами Блохина он хранится в Витебском областном краеведческом музее.

Вот они, все перед моими глазами: желтые квадратики - благодарности Сталина за взятие Духовщины, Лиозно, Каунаса, Витебска; профсоюзный билет; орденская книжка.

- Эти предметы передал он сам, - рассказывает старший научный сотрудник музея Владимир Андрейченко. - Трудовую книжку, удостоверение Героя Советского Союза - жена Мария Николаевна в 1974 году.

Март 2024 года. Фуражка, плащ-палатка и портсигар Федора Блохина

В зале Великой Отечественной войны в стеклянной витрине бережно хранятся кепка, плащ, портсигар - уже послевоенный. В другом зале демонстрируются боевые награды Блохина и заветный (увы, без дула) пистолет ТТ. Видно, что из него много стреляли, рукоятка потерта, металлические части давным-давно потеряли блеск.

Перебираю фотографии. Обычный человек от земли. Волевое лицо, выразительная ямочка на подбородке.

С особым волнением беру в руки автобиографию. Зачин традиционный - деревня в Горьковской области, многодетная семья, где он родился 29 октября 1903 года (вероятно, по старому стилю). Отец умирает, когда Федору нет еще и года. Учеба - два класса церковно-приходской школы; подчеркивает, что учился "очень хорошо". Подростком пасет скот, работает грузчиком на железной дороге. Лет в 15-16 обзаводится семьей. Дочь - то ли Мария, то ли Марфа - родилась, когда ему было 17. Подросла, поступила в Казанский медицинский институт, в 1943 году ушла на фронт, дослужилась до капитана медицинской службы. Спустя два года после дочери на свет появился сын Николай. Убит 13 февраля 1944 года под Нарвой на границе Эстонии и России; могила на эстонской стороне.

О жене, о детях Федор Тимофеевич в автобиографии не вспоминает, но, судя по всему, именно семья побуждала его расти, двигаться вперед. В 1927 году он устраивается в сельпо продавцом. Медленно, но верно продвигается по служебной лестнице. Оканчивает в 1940 году заочные курсы Центросоюза, получает диплом товароведа и аттестат о среднем образовании.

И вдруг как гром с ясного неба - 31 марта 1941 года Федора Блохина увольняют. "С марта месяца работал на строительстве дороги Горький - Казань до 12 января 1943 года", - скупо пишет он в автобиографии. Стройка находилась в ведении Народного комиссариата внутренних дел СССР. Правительство поставило задачу: в считанные месяцы превратить разбитую грунтовку в стратегическое шоссе. Работы растянулись на три с половиной года. Механизации никакой - лопата да кирка. Зимой мороз и снег, летом зной и пыльные бури. С началом войны трудармия стала голодать, и еще неизвестно, чем бы все закончилось, если б Блохина не призвали на фронт.

Из пистолета, который вы видите справа вверху, Федор Блохин на мосту отстреливался от немцев

К работе он вернулся лишь в 1947-м. Трудился на ответственных должностях в Пильненском райисполкоме, а душой рвался в Витебск. Уже в 1946-м, находясь на лечении в кисловодском санатории, тосковал, что не сможет приехать на двухлетие освобождения любимого города. Позже, в 1951-м, выискивал фотографии для музея. Вспоминал капитана Павла Григорьевича Андропова, который давал ему задание навести переправу через реку Лучесу, и битву за Лиозно, где полегло особенно много боевых товарищей, да и сам Блохин, по его словам, едва остался жив. "Ой, как бы хотелось побывать на ихних могилах и сказать им, что мы… донесли наши боевые знамена до великой цели - победы", - писал он директору музея и просил прислать фотографию Нового моста.

"Блохин одним из первых удостоился звания "Почетный гражданин города Витебска".

Он жил лишь этими святыми для него и для нас воспоминаниями. Тревожился, правильно ли экскурсоводы в музее пересказывают его подвиг. Лелеял в памяти каждую деталь.

Город сделал все, чтобы увековечить имя Блохина. На реконструированном Новом мосту и на улице 7-я Куйбышева 7 ноября 1959 года появились мемориальные доски.

- Сохранилась фотография Федора Тимофеевича у этой доски, - говорит Владимир Андрейченко. - Считают, что снимок сделан в день двадцатилетия подвига, 26 июня 1964 года, когда Блохин одним из первых удостоился звания "Почетный гражданин города Витебска". Но никаких доказательств того, что фото сделано именно в том году, у нас нет.

Собственно, нет и доказательств, что герой тогда приезжал. Доску повредили, снимая ее перед очередной реконструкцией.

- Ее доставили к нам, - говорит главный хранитель фондов Витебского областного краеведческого музея Ольга Давидовская. - Разумеется, это происходило задолго до нас, но я почти убеждена, что она в музее. Сейчас она хранится в наших фондах.

Предположительно июнь 1964 года, Витебск. Федор Блохин у мемориальной доски, установленной на Новом мосту

Новый мост назвали именем Блохина 27 декабря 1973 года, за полгода до кончины Федора Тимофеевича - он умер 30 июля 1974 года. Все реликвии, связанные с Блохиным, - здесь, в Витебске. Не в Нижнем Новгороде, где покоятся его останки, а в городе его боевой славы. В 2009 году на мосту имени Блохина установили новую мемориальную доску с горельефом витебского скульптора Азата Торосяна. С первого взгляда видно, что сделан он с известной фотографии бойца. А знаменитая картина белорусского классика Федора Барановского "Подвиг Героя Советского Союза Блохина Ф.Т.", хранящаяся ныне в Государственном музее истории Великой Отечественной войны, написана в 1962 году вовсе без лиц, чтобы не погрешить… против исторической правды.

В 2022 году по инициативе председателя Витебского областного Совета депутатов Владимира Терентьева имя Блохина присвоено средней школе № 2 города Витебска. И в этом есть логика, ведь здание школы, украшенное с недавних пор портретом Героя, располагается на той самой круче, с которой командарм Людников смотрел на город и мост.

Для присвоения имени требовалось связаться с родственниками Блохина, и энтузиасты это сделали.

- Но ничего нового не узнали, - говорит Владимир Андрейченко.

Благодаря школе Блохин оказался в одном строю с легендарными витеблянами Марком Шагалом, Осипом Цадкиным, композитором Андреем Мдивани. Он стал неотъемлемой частью Витебска, его культуры, исторической памяти. Человек с непростой судьбой, Федор Блохин был настоящим советским патриотом. А мост, который он спас, по-прежнему служит городу и людям, словно связующее звено между героическим прошлым и созидательным настоящим.

Проект создан за счет средств целевого сбора на производство национального контента.

| Юлия АНДРЕЕВА, журнал "Беларуская думка". Фото Александра ХИТРОВА, Витебского областного краеведческого музея и из открытых интернет-источников.

Читайте также:

"К немцам не иди". Что было написано в последней записке от детей Батьки Миная?

"Собирали смешанный с грязью снег и утоляли жажду". Воспоминания узников Шталага-352

Для чего Гитлер и Гиммлер приезжали в Минск? Жуткие решения руководства рейха

Новости рубрики Общество
Топ-новости
Свежие новости Беларуси